Дата статьи, тематика статьи

Ia Orana Maria

«Ia Orana Maria» (в переводе с таитянского — «Мы молимся тебе, Мария»; в русскоязычной литературе также фигурирует под названием «Аве, Мария») — картина Поля Гогена, написанная им в 1891 году, вскоре после своего первого прибытия на Таити.

В данной картине, которая считается одной из самых выдающихся работ художника, Гоген объединил черты полинезийского национального колорита.

В письме одному из своих друзей Гоген назвал «Ia Orana Maria» своей первой большой работой после многочисленных набросков и этюдов, выполненных им по прибытии на остров.

Натурщицей для главной героини полотна послужила невенчанная жена Гогена, юная таитянка Техура, которую художник писал очень часто, а в качестве модели Младенца Христа выступил маорийский мальчик.

В 1893 году, вернувшись во Францию, Гоген представил «Ia Orana Maria» на одной из выставок, организованных Дюраном-Рюэлем, которая состоялась в ноябре того же года. За две тысячи франков картину приобрёл коллекционер живописи Мишель Манци.

В 1902 году, накануне открытия выставки таитянских полотен Гогена, художник попытался передать «Ia Orana Maria» в дар Люксембургскому музею, однако хранитель музея Леонс Бенедит отверг этот дар, очевидно, сочтя картину неприличной.

Название картины — «Ia Orana Maria» — передаёт таитянское звучание приветствия архангела Гавриила, адресованного Деве Марии и предшествовавшего, в соответствии с текстом евангельского эпизода «Благовещение», возвещению о будущем появлении на свет Иисуса Христа. Поль Гоген адаптировал христианскую историю о Сыне Божьем под окружающую обстановку, типичную для Полинезии, и поместил религиозный сюжет на передний план. Всё в изображённой художником сцене Рождества Христова — и мать, и младенец, и пришедшие для поклонения женщины, символизирующие волхвов из другого евангельского сюжета, — полинезийское. Ещё один персонаж картины — женоподобный ангел с золотыми крыльями — написан наполовину скрытым среди ветвей цветущего дерева, будто в засаде, при помощи чего автор хотел передать атмосферу таинственности. В письме, адресованном одному из своих друзей, Гоген описывал «Ia Orana Maria» следующим образом:

Ангел с жёлтыми крыльями открывает Марию и Иисуса двум обнажённым таитянкам, одетым в парео (…) Очень мрачный, гористый фон и цветущие деревья… тёмная фиолетовая тропинка и изумрудно-зелёный передний план с растущими слева бананами. Я, пожалуй, доволен этим.

Художник изобразил женщину в ярко-красном узорном парео в полный рост, а младенца — сидящим у неё на плече. Для европейской живописи и иконописи такая поза была совершенно нетипична, поэтому для того, чтобы зритель сумел идентифицировать героев картины как Деву Марию и Иисуса Христа, Гоген окружил их головы сияющими нимбами. В целом живописец выдержал полотно в чистых, ярких цветах, тем самым попытавшись передать поразившие его нравственную чистоту, непосредственность туземцев, а также экзотическую красоту пейзажа. В картине намеренно подчёркнута плоскость холста, что придаёт ей сходство с гобеленом — автор отказывается от передачи глубины пространства и реального освещения.

Значительная часть искусствоведов приходит к выводу, что в работе «Ia Orana Maria» Гоген ставил перед собой цель слияния воедино христианского образа и черт первозданного, языческого мира путём облачения христианской фигуры в полинезийский костюм. Эта картина стала прямой преемницей ранних произведений художника на религиозные сюжеты, и наиболее ярким подтверждением тому является «Видение после проповеди», написанное Гогеном в годы пребывания в Бретани: ангел, изображённый на «Ia Orana Maria», имеет золотые крылья, как и ангел на картине «Видение после проповеди». О явной преемственности говорит и возвращение живописца к принципу смешивания повседневного и сверхъестественного, которого Гоген придерживался в бретанский период — единственным различием между таитянскими работами и картинами прошлых лет стала большая красочность, колоритность полотен, написанных на Таити. На то обстоятельство, что Гоген написал «Ia Orana Maria» в самом начале пребывания на острове, указывает обращение автора к христианской тематике: в период работы над последующими картинами с религиозным подтекстом художник вдохновлялся, главным образом, полинезийскими верованиями.

По искусствоведческим оценкам, положения, принятые девушками на заднем плане картины перекликаются с характерными буддийскими позами. Несмотря на то, что Гоген всегда находил восточное и египетское искусство слишком примитивным, он списал обе молящиеся женские фигуры с фотографии барельефного изображения танцовщиц на фризе яванского храма в Боробудуре, которые приобрёл на Всемирной выставке в 1889 году. По мнению итальянского искусствоведа Марии Грации Мессины, в «Ia Orana Maria» живописец отдаёт дань и итальянскому ренессансу (англ.)русск., испытывая влияние флорентийской (англ.)русск. и сиенской школ живописи, в частности, придавая героям этой картины сходство с некоторыми персонажами знаменитой «Весны» Сандро Боттичелли. Задний план шедевра Боттичелли напоминал и фон «Ia Orana Maria» с аналогичным лесным ландшафтом и фигурами. Причиной тому, вероятно, стало то, что к стене хижины, где жил Гоген, была приколота репродукция «Весны». Мессина, помимо того, отмечала, что лица обнаруживают общие черты с лицами ангелов с полотен Фра Беато Анджелико.

Шьющая женщина (1880) · Жёлтый Христос (1889) · Ia Orana Maria (1891) · Женщина с цветком (1891) · А, ты ревнуешь? (1892) · Дух мёртвых не дремлет (1892) · Её звали Вайраумати (1892) · Женщина, держащая плод (1893) · Забава злого духа (1894) · Больше никогда (1897) · Откуда мы пришли? Кто мы? Куда мы идём? (1897—1898)