Дата статьи, тематика статьи

Баженов, Василий Иванович

Российская империя

1 (12) марта 1737

Москва

2 (13) августа 1799 (62 года)

Санкт-Петербург

Санкт-Петербург, Москва

Классицизм, псевдоготика

Полный перевод всех 10 книг архитектуры Витрувия

Васи́лий Ива́нович Баже́нов (1 марта 1738, Москва — 2 августа 1799, Санкт-Петербург) — русский архитектор, художник, теоретик архитектуры и педагог, представитель классицизма, зачинатель русской псевдоготики, масон. Член Российской академии с 1784 года.

Сын дьячка одной из придворных кремлевских церквей Ивана Федоровича Баженова (1711—после 1773). Обнаружил природный талант к искусству ещё в детстве, срисовывая всякого рода здания в древней столице. Эта страсть к рисованию обратила на Баженова внимание архитектора Димитрия Ухтомского, принявшего его в свою школу. Из школы Ухтомского Баженов перешёл в Академию художеств по ходатайству И. И. Шувалова. Здесь он показал свои способности к архитектуре в такой степени, что преподаватель архитектуры С. И. Чевакинский сделал талантливого молодого человека своим помощником при постройке Никольского морского собора. В сентябре 1759 года Баженов был направлен для развития своего таланта в Париж, став первым пенсионером Академии художеств, отправленным за границу.

Поступив в ученики к профессору Девайи, Баженов занялся изготовлением моделей архитектурных частей из дерева и пробки и выполнил несколько моделей знаменитых зданий. В Париже он сделал, со строгой пропорциональностью частей, модель Луврской галереи, а в Риме — модель собора Св. Петра, учился гравированию. Вслед за Суффло, Леду и другими мастерами французского классицизма того времени Баженов усвоил «вкус к грандиозным масштабам проектируемых сооружений, чьи композиция, план и декор содержали сложную, часто масонскую символику» и не всегда были осуществимы в реальности.

По возвращении в Россию, живя в Москве, Баженов участвовал в издании труда Витрувия (перевод Каржавина). Баженов был одним из лучших практиков-строителей своего времени, отличаясь столько же искусством планировки, сколько и изяществом формы проектируемых зданий, что показал при самом возвращении своем в отечество. Являлся одним из проводников т. н. французского вкуса (стиля) в русской архитектуре, ярким памятником которого является Пашков дом. Свое мастерство выказал в академической программе на степень профессора комплекса увеселительных сооружений для Екатерины. Однако ожидаемой должности не получил, взял увольнение от академической службы, и князь Орлов определил его в свое Артиллерийское ведомство главным архитектором с чином капитана.

В этой должности Баженов предположительно построил в Москве дом Пашкова, а в окрестностях столицы — дворцовый комплекс в Царицыне. В Московском Кремле, вместо стен, служащих оградой святынь и дворцов, Баженов проектировал сплошной ряд зданий, которым была сделана торжественная закладка. «Форум великой империи» проектировался как грандиозный общественный центр, к которому должны были сходиться все улицы Москвы. Исторический контекст при этом практически не учитывался: многие допетровские здания Кремля предполагалось снести, заодно закрыв со стороны реки обзор храмов Соборной площади, что неминуемо исказило бы исторический облик твердыни. Кремлёвские стены уже начали было разбирать, но по воле императрицы сооружение было отложено и потом оставлено совсем.

Такая же судьба постигла царицынский ансамбль Баженова, представлявший собой новаторский сплав элементов нарышкинского барокко конца XVII века и западноевропейского готического декора. Впервые Баженов опробовал это сочетание в 1775 году, работая вместе с Казаковым над временными увеселительными павильонами Ходынского поля, где праздновалось заключение мира с турками. Екатерина летом 1785 года приехала на три дня в первопрестольную, посетила работы по сооружению дворцов в Царицыне (собственного и великокняжеского) и, возмутившись их равными размерами, повелела снести оба. Архитектор от осуществления проекта был отстранён.

В это же время в Москве Баженов предпринимает попытку организовать «партикулярную» (частную) академию и набрать учеников. Видимо, затея не удалась, так как, по словам Баженова, «препятствиев к моему намерению весьма есть много».

До сих пор Баженову приписывается утраченный памятник Санкт-Петербурга, Старый Арсенал на Литейной улице (в XIX веке его занимал Окружной суд, сожжен в 1917 г, разобран в конце 1920-х годов), но, вероятнее всего, к нему зодчий не имеет никакого отношения. Строительство здания началось под руководством архитектора Артиллерийского ведомства В. Т. фон Дидерихштейна весной 1766 года и велось архитектором Инженерного корпуса Шпекле. Баженов же поступил в Артиллерию в конце 1766, но вскоре уехал в Москву. Большое количество документов по этой теме сохранилось в фондах Исторического архива ВИМАИВиВС («архив Артиллерийского музея») в Санкт-Петербурге. Большой мост через овраг в усадьбе Царицыно — одна из немногих сохранившихся построек, авторство Баженова в отношении которых точно установлено.

Баженов, оставшись без всяких средств к существованию, открыл художественное заведение и занялся частными постройками. Перемена в его служебной карьере и немилость Екатерины объясняется его сложным самолюбивым нравом, а также сношениями с кружком Николая Ивановича Новикова, который поручил ему доложить наследнику Павлу I о выборе его московскими масонами в верховные мастера. В этих сношениях с цесаревичем Екатерина подозревала политические цели, и гнев её на Баженова обрушился раньше, чем на других, но дальше исключения из службы дело не пошло, а в 1792 году он был принят вновь на службу по адмиралтейств-коллегии и перенёс свою деятельность в Петербург.

Без всяких оснований ему приписывался Каменноостровский дворец — дворец великого князя Павла Петровича на Каменном острове и работы в Гатчинском дворце. Документально только подтверждается его участие в разработке одного из проектов Михайловского замка. Как установили петербургские исследователи, авторство этого грандиозного сооружения приписать только Баженову невозможно. Работы начались задолго до строительства и велись «под диктовку» Павла Петровича, саморучно набросавшего эскизы плана, сначала архитектором Малого двора, Анри Франсуа Виолье, затем, в 1790-х годах к делу подключился В. Баженов, но окончательный проект был составлен Винченцо Бренной и он был осуществлен.

По вступлении на престол Павел I, вообще приближавший к себе всех гонимых его матерью, назначил Баженова вице-президентом Академии художеств и поручил ему приготовить собрание чертежей русских зданий для исторического исследования отечественной архитектуры и, наконец, представить объяснение по вопросу: что следовало бы сделать, чтобы сообщить надлежащий ход развитию талантов русских художников в Академии художеств. Баженов с жаром принялся выполнять милостивые поручения монарха, покровителя отечественного искусства, и многое бы, без сомнения, мог сделать, если бы смерть совершенно неожиданно не пресекла его жизнь.

«От Баженова практически ничего не осталось, стоит один Пашков дом против Кремля, и от того остались одни фасады, внутри все разрушено, да ещё неизвестно, точно ли Баженов его построил», — констатирует Григорий Ревзин. Тем не менее романтический образ Баженова как непризнанного гения, грандиозные замыслы которого не были оценены авторитарными властями, получил большое распространение в российском массовом сознании, особенно в советское время, когда для спасения тех или иных заброшенных зданий их приходилось связывать с именем Баженова. Как результат, Баженову и Казакову в то или иное время приписывались (или продолжают приписываться) почти все псевдоготические постройки конца XVIII века в московском регионе, относительно авторства которых не сохранилось документации.

Достоверно известно лишь о двух проектах Баженова — кремлёвском и царицынском. Почти все историки архитектуры упоминают его имя в связи с домом Пашкова, который перекликается по своему решению с неосуществлённым проектом кремлёвского форума. Атрибуция Баженову всех прочих зданий, особенно в глубинке (где Баженов по документам никогда не работал), сугубо гадательна, а в некоторых случаях и произвольна.

Фигурный мост

Дорога к Фигурному мосту

1-й Кавалерийский корпус

3-й Кавалерийский корпус

Хлебный дом

Оперный дом

Большой мост в парке

Виноградная гроздь в арочных воротах